Дубовый, белокаменный, кирпичный. Какой Кремль был самым неприступным?


Admin Published 1 week ago

680 лет назад, 25 ноября 1339 года, князь Иван Калита начал строительство нового Московского Кремля: «Того же лета заложен град Москва дубов... И срублен бысть тое же зимы в великое говение». Окончание строительства совпало со смертью князя Ивана — 31 марта 1340 г. Новый Кремль, построенный с нуля за четыре месяца и пять дней, стал прекрасным наследством, которое после отца получил его сын и преемник, следующий князь — Симеон Гордый.

История Московского Кремля, хотя бы в самых общих чертах, вдалбливается в голову со школьной скамьи. И даже потом, если кто-то совершенно позабыл азы исторической науки, то сообразить, что было этих кремлей примерно три — деревянный, из белого камня и кирпичный — всё-таки можно. Просто по той причине, что многие журналисты и писатели в рассуждениях о Москве злоупотребляют словом «Белокаменная». Тут уж поневоле вспомнишь о преображениях Кремля.

Они обычно воспринимаются как неуклонный рост и прогресс. Почти как в игре «камень-ножницы-бумага» — кто круче и «сильнее»? Дубовые стволы в аршин, то есть в 70 сантиметров диаметром — это, конечно, хорошо. Но белый камень — известняк — однозначно «сильнее» и красивее. А уж краснокирпичная крепость, шедевр фортификационной мысли своего времени — это вообще крутизна невероятная.

В целом так оно и есть. Но что будет, если сравнить эти кремли по гамбургскому счёту, задействовав главный критерий крутизны? То есть посмотреть, насколько хорошо каждый из них справлялся со своей основной функцией — противостоять военной силе врага?

Дубовый

Он простоял без малого тридцать лет — с 1340 по 1367 гг. И не был взят ни разу — ни в результате правильной осады, ни штурмом. Другое дело, что в те годы его никто, в общем, и не осаждал. И даже не приступал к его стенам «в силе тяжкой». Прежние деревянные кремли Москвы бывали взяты. Например, войсками Батыя в 1238 г. и во время Дюденевой рати 1293 г. Бывало, что от их стен уходили, несолоно хлебавши, как ушёл тверской князь Михаил Святой в 1308 г.

Но дубовый Кремль Калиты не видел внешних врагов вообще. Как бы повернулось дело, явись они под эти стены, сказать трудно. Сын и преемник Калиты был одним из самых лучших политиков своего времени — война не касалась внутренних областей его княжества никогда. Сам же он «примучил» Новгород, имел мир с Ордой, и нагнул «всемогущую» Литву — после его похода Смоленское княжество от Литвы отложилось. Так что Кремлю Калиты не было нужды доказывать свою крутизну в обороне — её линия проходила вдалеке, а главной крепостью Москвы был Симеон Гордый.

Белокаменный

Словом, дубовый Кремль был всем хорош. Но вот горел часто. Примерно каждые десять лет — в 1343, 1354 и 1365 гг. На следующий год после последнего пожара юный князь Дмитрий Иванович, которому до прозвища Донской оставалось ещё четырнадцать лет, «погадав с братом своим с князем с Володимером Андреевичем и со всеми бояры старейшими и сдумаша ставити город камен Москву».

Строили со скоростью невероятной, как говорит летопись: «Начаша делати безпрестани». И жизнь показала, что в этом случае спешка была оправданной. В целом белокаменный Кремль был готов к 1368 г. В том же году его осадил литовский князь Ольгерд. Сейчас об этом забывают, но литовщина тогда казалась, да и была едва ли не хуже татарщины. Все западные пределы Московского княжества были разграблены и выжжены, а люди — перебиты или уведены в плен. Выжили лишь те, кто сумел скрыться в лесах. А ещё те, кто доверился новым каменным стенам Кремля и успел до них добежать. Потому что случилось вот как: «Олгерд же стоял около города три дни и три нощи, остаток подгородья все пожже, многи церкви и многи манастыри пожег и отступи от града, а града кремля не взя и поиде прочь». Ровно то же самое произошло и в 1370 году — литва обломала зубы о каменные стены вторично.

Вообще белокаменный Кремль держался отлично. Трёхнедельная осада Москвы властителем Золотой Орды Едигеем в 1408 г. окончилась ничем — татары даже не пошли на штурм — их отогнали пушечной пальбой. В 1439 г. казанский хан Улу-Мухаммед явился к Москве. Трижды его войска приступали к стенам Кремля. Результат тот же — ушли, не взяв города. И совсем уже бесславно окончился поход ордынского царевича Мазовши. В июне 1451 г. он подошёл к стенам, начал готовиться к решительному штурму, но после ночной вылазки москвичей бежал, побросав всё награбленное.

А. М. Васнецов. «Оборона Москвы от хана Тохтамыша. XIV век». 1918 г.© Public Domain А. М. Васнецов. «Оборона Москвы от хана Тохтамыша. XIV век». 1918 г.

Единственная осечка произошла в 1382 г. Хан Тохтамыш всё-таки вошёл в Кремль. Но как? Все приступы татар были отбиты с большим для них уроном. И тогда хан дал слово: «Ничего иного от вас царь не требует, только выйдите к нему навстречу с почестями и дарами, так как хочет он увидеть город этот, и в него войти, и в нём побывать, а вам дарует мир и любовь свою, а вы ему ворота городские отворите».

«Татарину не верь, бабе не верь, непьющему не верь», — эта пословица родилась на Руси неспроста. Слово Тохтамыша не стоило ничего — войдя в город, он учинил резню и сжёг Москву дотла.

Короче говоря, белокаменный Кремль ни разу не был взят силой. А, значит, со своей функцией справился целиком и полностью.

Кирпичный

С этим на первый взгляд всё гораздо проще. Даже тот, кто по истории не вылезал из двоек, твёрдо знает, что в 1812 г. французы были в Кремле. Те, кто ещё не совсем всё позабыл, могут сказать, что и поляки там тоже побывали — сидели в Кремле в течение двух лет, с 1610 по 1612 гг. Те, кто считается продвинутыми, вспомнят, что в 1571 г. Москву сжёг крымский хан Девлет Гирей. Неужели выходит, что такой красивый и такой мощный Кремль — всего лишь декорация и проходной двор?

Ни разу. Все эти три эпизода вообще не имеют отношения к осаде и взятию крепостей. В 1812 г. Москву просто оставили. В 1610 г. поляков туда привели чуть ли не насильно — предатели из своих. Разве что в 1571 г. крымчаки пытались штурмовать Кремль. Но с чисто военной точки зрения у них не вышло ничего — стены устояли.